ГОРОД

ИСТОРИЯ ОДНОЙ КОММУНАЛКИ:

как в заброшенном доме 

на проспекте выросло 

целое творческое комьюнити?

Авторы: Маргарита Храмова, Женя Женева

Что вообще происходит в домах на проспекте Кирова? Про первые этажи ясно: там магазины и кофейни. А этажи повыше заброшены, или там кто-то живет? В одном из таких домов, в доме купца Эрфурта на пр. Кирова, 7 (сувенирный магазин "Лада" рядом с консерваторией знаете?), наша редакция обнаружила целое творческое комьюнити. Мы узнали у ребят, как восстанавливали помещение бывшей коммунальной квартиры, сколько тонн мусора оттуда вывезли, и чем они занимаются там сейчас. А еще спросили у Дениса Жабкина, кто и чем занимался в этом доме двести лет назад.

Этот район проспекта (с консерваторией, фонтаном и церковью "Утоли моя печали") всегда был центральным?

Город начал меняться после того, как его признали губернским, а именно центром всей Саратовской губернии. На улице Радищева построили административные заведения, в которых заседал губернатор с приемной канцелярией и министерством. Тогда административный центр относился к пересечению улиц Немецкой и Никольской (сейчас ул. Радищева и пр. Кирова). Недалеко от них возвели Александро-Невский кафедральный собор к которому потихоньку начали смещаться все органы управления, в том числе и церковного (было построено большое архиерейское подворье). Ну, а улица Немецкая, которая до этого была главной улицей так называемой «Немецкой слободы» (потому что на ней селились в основном немцы-колонисты), стала превращаться в фешенебельную прогулочную зону, где располагалось множество магазинов, фотосалонов, доходных домов и гостиниц. И если сначала дома принадлежали немцам, то позже они стали перекупаться еще и русскими купцами.

Кому принадлежало здание на пр. Кирова, 7?

Домовладение на проспекте Кирова, 7 сначала принадлежало колонисту доктору Миллеру, потом перешло к известным купцам братьям Шехтелям, а в 1880-х его перекупило семейство купца Эрфурта. Далее оно передавалось из поколения в поколение, от отца к сыну, и, в конечном счете им уже владел внук Федор Иванович Эрфурт, который перед самой революцией продал его саратовскому купцу Александру Воробьеву. И он владел им буквально пару месяцев.

Кстати, дом выглядел раньше так же, как и сейчас?

Сначала дом был одноэтажным. Эрфурт лишь в 1910 году начал строительство второго этажа и завершил в 1915 году. Получается, что здание простояло в том виде, в котором мы привыкли его видеть, лишь 2 года до начала революции. Изначально у дома был интересный шатровый купол над главным эркером, который можно увидеть еще на послевоенных фотографиях. Но потом его при очередном ремонте крыши удалили и больше не восстанавливали, что весьма печально, потому что антресольный этаж делал здание выше. 

Что там происходило? Жили какие-то люди? Или сдавались офисы?

Дом Эрфурта использовали как доходный: сдавали под различные заведения, фактически коммерческая площадь под аренду на современном языке. Еще до Эрфурта там размещалось ателье фотографа Веркмейстера, конторы по продаже кинематографических лент фирмы «Ханжонков и компания», магазин мануфактур Гилле и Дитриха, мастерская резных печатей. А на верхних этажах здания размещались квартиры под сдачу. Во дворе дома, кстати, располагались одноэтажные флигели, где также сдавались квартиры.

 

С приходом советской власти что-то изменилось?

В советское время назначение здания не поменялось, только доход от дома перешел в пользу государства вместо частных лиц. Магазины стали советскими, квартиры коммунальными. На нижнем этаже сначала разместился один из магазинов центрального рабочего кооператива ЦРК (а их было множество по всему Саратову), а в 70-е на этом месте появился магазин «Лада», распространяющий женские товары, галантерею, трикотаж и парфюмерию. Стоит и по сей день.

С прошлым все ясно. А что сейчас происходит в доме Эрфурта?

Жильцы потихоньку уезжали из коммуналки в другие места, квартиры пережили приватизацию и попали в частные руки. Долгое время здание пустовало. Мы попали сюда небольшой компанией фотографов, художников и музыкантов, потому что хотели заниматься творчеством и нам нужно было немного места. А собственником был мой давний друг. Вообще помещение большое, но все комнаты были завалены мусором кроме одной, в которой мы и собирались. Мы были совсем молоды, фактически приходили сюда ради уютной компании, творчества и общения. Место было закрытым, про него знало очень мало людей.

Тогда возникла идея создать фотостудию, мы закупили студийный свет и фоны. Кстати, важное имя в этой истории - Вадим Шолев. С ним начиналось создание всего того, что есть сейчас. Мы начали разбирать завалы, чтобы освободить место под фотостудию. Летом вывезли несколько тонн мусора, скопившегося за целое десятилетие. Временно закрыли дыры в полу коврами, уже потом начали их шлифовать и выкладывать ламинат. Все делали на собственные сбережения. 

Кстати, в фотостудии на стенах сохранились обои еще с саратовского завода, они в комнате, стилизованной под советское время. Правда уцелели не полностью. Починили вход и навес над лестницей. Мы ремонтируем помещение до сих пор: стены, полы, туалеты. Но сейчас пространство полноценно работает, все чисто и уютно. Есть полноценная фотостудия "Коммуналка" с тремя залами: светлым, темным и залом в стиле советской квартиры. Есть звукозаписывающая студия со всем необходимым. Есть комната, в которой обычно работают художники. Кстати, у нас проходит джем для танцоров через пятницу. Но наше пространство все равно остается несколько закрытым. Наверное поэтому о нас мало кто знает - наверное, отчасти мы сами этого хотим.

Кстати, есть фото из архивов. Это самое-самое начало. Тогда еще не было ничего: ни студии, ни отремонтированных комнат, но была тяга к творчеству, музыке. Потом многие из основателей арт-пространства уехали из Саратова, но Рома остался и продолжил собирать вокруг себя людей.

А вот так выглядел вход раньше, и так выглядит он сейчас.

От редакции.

 

Получилось нечто интересное: там, где двести лет назад работал фотосалон, сейчас появилась фотостудия. Пройдя через советскую реальность с коммунальными квартирами, приватизацию, горы мусора, это место все равно возродило то, что было там два века назад - творчество. Наша редакция поддерживает творчество и ждет ваших историй.